Нектогда (una_ferret) wrote,
Нектогда
una_ferret

Category:

Карпатская сказка: Ruzice si bila. Купала.

***
Лето звонкое да жаркое пришло в Карпаты стремительно, не успели оглянуться, как июнь к концу подкатился. На Купалу в Шипражье, ближайшей сербской деревне, устраивали соревнования пастушеские - какая деревня лучшей выйдет, и девки там заместо овец бегали, вестимо, чтоб перед парнями покрутиться поболе)  С самого утра народ туда потянулся, да многие еще в Кодрах дела имели. После заутрени приходит к Аурике Ружанка, кузнецова дочь, да говорит, пойдем в Шипражье к портному, надобно мне у него иголок купить для вышивания. Как по хозяйству со всем справились, так и пошли, но только не лесом глухим, как до Шипражья ближе, а дорогами ровными до Дибровы и потом по полю, солнцем залитому, до сербов уже. Вышли девки к деревне с того краю, где мельница стояла. Аурика по случаю вспомнила, что к осени им в Кодры надо бы на урожайный праздник пряников всяких да баранок и пошла с мельником поговорить. Мельник был обходителен и пряников на осень обещал обязательно. Предупредил их напоследок, что портной тот, к которому они идут, жид, и быть с ним надо осторожнее.
Зашли девки к портному, а у того нужных иголок не оказалось, зато стал он предлагать пошить им сумки да жилетки к празднику, Ружана и согласилась. Пока ткань да крой выбирали, разговорились, рассказал жид историю темную про мельницу, мол, была она раньше на месте корчмы, к людям поближе, владел ею парень-сирота, а потом пришли чужие люди, подбили его мельницу им под корчму продать, а самого за деревню выселили, на самую окраину, но и теперь не он на мельнице главенствует, а только подмастерьем ходит, а мельник тот тоже чужой человек. Как же зовут парня того? - Аурика спрашивает. Да так Сироткой всей деревней и кличут, отзывается вроде - весело ответил жид. Как потом оказалось, переврал он историю с мельницей точно по-жидовски, не так там всё было. Ну да о том позже расскажем.
Оставили девки портного за работой да пошли к пастухам местным про праздник их узнать, когда и где народ собирать будут. По пути девушку встретили, искала она парня, который год назад с мельницы пропал, Лойко его звали, видать, зазноба ее, спрашивала, не проходил ли через Кодры, может, у кого работником остался, но никакого Лойко в Кодрах не водилось.  Пастухи шипражские, олухи царя небесного, вопросам про праздник подивились, будто забыли про него вовсе, подивились да озадачились, сказали к вечеру ближе приходить да овец не забыть.
Вернулись девки домой, по пути деревце-гильце на Купалу присмотрели, в деревню принесли да лентами увили - на загляденье получилось. Разошлись каждая по своим делам, Аурика по хозяйству закрутилась, по воду сходила. В полдень жар небесный сморил сельчан, все по домам укрылись, а на порог к виноградарям женщина постучалась. Назвалась сказочницей и обещала историй рассказать, коли примут ее - а они бы и так не отказали, но уж за сказки всякий хозяин стол накроет. Вынесли лавочки во двор, кувшин чая поставили да семечек каждому по горстке насыпали. Начала гостья сказки сказывать, да такие, что мороз по коже пошел. Про богатея, деньги от чорта получившего, и губившего теперь людей по чортовой же указке, про хлеб с проклятием, который купец врагу думал отдать, да съели тот хлеб родные его жена с дочкой, да про Зеленого Помощника, который сам чорт и есть, и чтоб позвать его, надо у сожженной церкви яму ночью выкопать и трижды позвать его. Иляна с Аурикой, хоть день жаркий был, дрожали да друг к дружке прижимались от страха. Сказочница на то поглядела и говорит, не пужайтесь, я всегда так, днем страшные сказки баю, а ночью веселые. Да только не успокоило это, потому что сказки те очень уж на то. что вокруг творилось. походили. И богатей у них в деревне был, Стефан, разбогател внезапно, до того пастухом ходил, рассказывал, будто денег дал ему барин, которого он в лесу от смерти спас, да только как случилось с ним то богатство, так всех родных и перебило, кто потонул, кто подавился ненароком, только сын один и остался. И пан подозрительный в округе объявился, прозвал его народ Пан-таракан за усы длинные да тощие, и ходил он как раз в зеленом кафтане, всё про всех знал, каждому будто в душу заглядывал, дела предлагал темные, желания исполнял да за живое людей цеплял.
Слушали они сказки, слушали, и тут смотрит Аурика - идут мимо калики перехожие, к солеварам заворачивают, да идет с ними парень тот самый, ее, которого весь год вспоминала да на ярмарке повидать не смогла. Так и впилась в него глазами, сердце в груди птичкой забилось, и он ее заприметил, узнал, идет да оборачивается. Но не подошел, по делам своим потолковал, да дальше пошел, и она за ним не побежала - ни к чему родительское внимание привлекать к человеку, даже имени которого не знаешь.
День тянулся своим чередом, возвращались с выпаса овцы, пастухи трубили в рожки, рассказывали, что напал на них вовкулак, но они святой водой его окропили да отмахались, ни одной овечки не пропало. Ауричка свою Пушку в стойло загнала, да стала уже к празднику собираться. А в деревне тем временем разное творилось: Мирча, сын солеваров, к Варьке-поповне свататься ходил, да сам же на попятный пошел, мол, подавляет она его; про войтовну весь день слухи бродили, то русалка она и видели, как в болоте тонула, то ведьма, то меч какой-то ищет, то с братом за Раду следит, и вбила себе в голову девка, что на войну хочет. А тут еще по весне государев человек приезжал, страшный, кричал громко, что холопов в армию по осени заберет - вот, может, и старалась девка. И страховидлы всякие из лесу полезли, небезопасно стало по дорогам одному ходить, а вовкулаки на самую окраину деревни прибегали, и вороны черные летали. Работник виноградарев тоже объявился, пришел - сам не свой, лицом сильно изменился, каши похлебал да и пропал снова по своим делам, осерчал тогда Михал да и рассчитался с ним - зачем в доме такой "работник", когда Димитриу есть, не парень, а золото.
Минула обедня, солнышко к горизонту покатилось, и пошли виноградари всем семейством в Шипражье. В той деревне народ долго собирался возле корчмы, мужики братались, бабы сплетничали, а девки глазками по парням стреляли. Подошел тут к Аурике попович младший, Андрий, сам не свой будто, то ли укипаловки перебрал, то ли под мороком, прости Господи, назвал ее по имени и цветок протянул, цветок алый, краше не найти, но очень уж странно парень повел себя, да и родители посмотрели косо. Иляна женщина мудрая да ведает многое, сны толкует да по рукам читать может, что на душе у человека делается. Своим, правда, никогда не толковала - боязно было. Так что прислушивались к ней всегда, вот и теперь не понравился ей цветок, и посоветовала она его выкинуть, и отец согласился. Но Аурика решила повременить да посмотреть, что дальше будет. И вспомнила как раз, что овцу-то свою дома оставила, у родителей отпросилась и рысью в Кодры побежала, а в Кодрах опять попович, и вроде покрепче уже на ногах стоит, но глазами мутными смотрит, говорит, Ауричка, я же тебя видел уже где-то? Я же тебе что-то дарил, нет? Ничего не помню, вообще ничего. И к отцу пошел. Вот уж точно колдовство какое-то, думает девка, нет, не нужен мне этот цветочек. Думала об этом всю обратную дорогу до Шипражья, да там у жидовского дома и выкинула.
А праздник все никак не начнется, народ толпится все у той же корчмы - вот им денег тогда привалило! Отошла Ауричка в сторону от своих и видит - давешний парень идет. Ну здравствуй, говорит ему, давно не виделись. Давно, он отвечает и улыбается ей весело, расскажи хоть, кто ты такая. Не понравился девке его вопрос, я-то тебе все еще на прошлой ярмарке о себе рассказала, говорит, а вот ты тогда даже имени своего не назвал.
Михал меня зовут, отсюда я, из Шипражья. Михалом отца моего зовут, - развеселилась Аурика. Но снова парень странный вопрос задал: что с монетой той сделала, говорит, выбросила или при себе носишь? Так ты же сам сказал, что деньги те прокляты, и выкинуть их надобно. Да что хочешь, то и делай, отвечает, а сам в сторону смотрит. Не понравился Аурике этот разговор, не так она себе их встречу представляла. Тут позвал Михала кто-то из знакомых, а ее родители кликнули, и разошлись они. Еще свидимся, сказал он и подмигнул.
Смутилось девичье сердце - вроде и хороший он парень, да, видно, не по нраву она ему. Закручинилась было Аурика, да тут состязания пастухов подоспели, вышли всем народом на поляну подготовленную, да как выбрали от каждой деревни по пастуху, да девки все в кучу сбились, да как гаркнул заводила, и понеслось - девки врассыпную, визжат, парни догоняют, каждый пастух к воротам своей деревни добычу притесняет, а тут посреди беготни еще волк, шипражский сторож кладбищенский в меховом жилете, как зарычит,  как начнет свою долю ловить, шапка черной овцы так и летает от одной девки к другой. Визгу, хохоту, аж голова кружится и дыхание перебивает. Отбегали так несколько раз, и пастухи меняться должны. А от Кодр почему-то один Траян на месте, а остальных нет, и из девок одна Ауричка - куда все запропастились, не ясно. Траян из сил выбился, а заменить его некем. Начали выкликать парня какого на замену, а Михал, зазноба чертова, тут как тут, себя предложил, да не взяли его, потому что с Кодр человек должен быть, и вышел тогда Димитриу, и по доброму знакомству, конечно, на Ауричку все время целился, чтоб поймать. Девка сопротивлялась сначала, уворачивалась, но смекнула быстро, что то ж очко лишнее родной деревне будет, и стала сама возле своих ворот бегать.  Потом кончилась беготня, другие игры начались. Взяли трех девок от каждой деревни по штуке (а кроме Аурички куда-то все кодрские поразбежались), и должны были пастухи по их блеянию узнать каждый свою. Но тут все справились. А потом и третье испытание было, когда овцу в лесу прятали (а овцой той была Кристина, сестра Димитриу, в Шипражье у пасечников батрачившая), но тут уж народ расходиться стал, и Ауричка к своим потянулась. Михала ее и след простыл, не видать нигде, а мать уже про сыновей местного корчмаря рассказывает, что вот, мол, сваха присоветовала к ним присмотреться. Еще слышала Аурика, как люди о всяких злодействах шептались, лесника их поминали, про Пацюка дибровского много говорили, будто он порчу на людей навел, да и по мельнику прошлись, мол, его это вороны по деревням летают да шпионят, на мельнице у него черти жернова крутят, и сам он травы знает да людям колдовством вредит.
Потянулся народ вереницей из Шипражья по своим деревням, и тут весть прилетела страшная, что нашли девку какую-то в лесу возле Кодр, мертвую и опять без сердца. Иляна с Михалом Ауричку с обеих сторон обступили, а Митру с граблями сзади встал, и ясно стало, что теперь ее без пригляду никуда не пустят. Шли они шли, вечер в еловом лесу рано наступил, и тут бежит им навстречу Михал-зазноба. Эй, кричит ему Иляна, добрый человек, куда ты один-то бежишь, тут же небезопасно как. А он и отвечает, на мельницу бегу, муку молоть. На мельницу, вот оно что. Аурика так и обмерла. Про мельника же вон какие страсти рассказывают, а сам-то он что же, под колдуном ходит? Так в услужение к колдуну не от хорошей жизни идут, вдруг ему помощь нужна.
Пришли в деревню, а там опять беда - все пастухи и дети батюшки Марко, которых на празднике не было, слегли от болезни неведомой, по лицам у них черные струпья, члены онемели, двинуться не могут. Снесли их всех в церковь, врачевать да отмолить пытались. Говорили, то Пацюк виноват, соблазнил их амулетами от вовкулаков, а для ворожбы своей приказал пояса снять, они, олухи, и сняли, и через то порча с ними случилась. И не с ними одними. В Шипражье так же несколько человек заболели, и среди них Кристина, сестра Митру. Кому-то от болезни той иерусалимское масло помогало,  а кого-то ничто спасти не могло. Но излечили их как-то, Пацюка анафеме предали, а трем темным людям - мельнику, богачу и лесничему - предупреждение сделали, что так же от Церкви отлучат, коли с чортом знаться не перестанут.
Аурику тем временем мать отозвала в сторонку поговорить по-бабьи. Сначала девка про цветок от поповича рассказала, а Иляна ответила сразу, что видела, как отец Марко сына непутевого бранил за то, что тот с мельником связался и приворот навести хотел, не ясно, правда, на Аурику ли. Но с поповичем они быстро закончили, и завела мать снова про то, кто больше девке мил, хочет ли за корчмарева сына. А что Аурике до какого-то корчмаря, у нее перед глазами подмастерье подмигивающий стоит. Вспомнила тут мать, как девка по весне маялась да вопросами их с отцом донимала. Спросила, что за парень то был. Тут Аурика все и выложила как на духу, и про проклятый цехин не утаила, и про то, что с мельницы он. Иляна как услышала, так перекрестилась. Вижу, говорит, люб он тебе, но по твоим рассказам не понятно, как он к тебе относится, да и не хорошо, что так таится он от тебя, не дело это. Если любит, говорит, пусть сватов к тебе засылает да женится, а иначе пусть голову не дурит. А что с мельником он водится, так спросить надо - зачем. Вижу, жалеешь ты его, так если помощь ему нужна, пусть попросит, мы же не откажем. А если так ему жить нравится, то никого насильно спасать не надо.
На том и порешили, пошли вдвоем обратно в Шипражье парня искать, по пути все думали, как бы его с мельницы выманить, чтобы мельник не заподозрил неладного, а как в деревню вошли - глядь, сам навстречу идет. На ловца и зверь бежит. Шепнула мать девке, что пока со стариками потолкует, и вперед ушла, а молодые опять рядом оказались.
Что ж про вашу мельницу такие страсти рассказывают? - девка спрашивает. - И зачем ты сам под мельником ходишь? уж не тот ли ты сиротка, о котором жид рассказывал?
Услышал Михал слова ее, в лице переменился сначала, а потом рассмеялся: да кто говорит-то про нас? да что говорит? То злые языки врут. И все у нас тут сироты, кроме племянницы мельниковой. А жид твой наврал всё, пашем мы на мельнице как волы.
Тут Иляна вернулась, подлетела к парню. Что ж ты девке голову-то дуришь, говорит, коль не люба она тебе, так и скажи сразу, не томи. Опешил от такого Михал, что за разговоры такие, спрашивает.
Иляна продолжает: а цехин тот зачем подбросил?
- Да не подбрасывал я, то подарок был.
- Подарок тайком не подкладывают, да и кто же деньги-то дарит?
Тут уж парень осерчал. Жизнь дарит, - говорит с горечью, и тихо прибавляет, - а я передариваю.. сдуру.
- А что ж ты у мельника работаешь.. я сама людей знаю, которым он ворожбой жизнь испортил. И говорят о нем люди добрые, а не злые языки, как ты утверждаешь.
Совсем разозлился парень, может, и ответил бы чего, да тут позвал его знакомый очередной, и отошел он от баб. А Иляна сразу давай Аурике нашептывать, мол, дед Радован, плотник местный, говорит, что Михал парень-то хороший, только мечется все время, бывает, мимо пройдет не поздоровается, а потом вернется, прощения попросит да разговор заведет. В общем, дочка, вижу я, отчего тебе его жалко, но все же не вижу я его интереса к тебе. А пусть, мама, он к нам на Купалу придет, там мы на него и посмотрим, и отец его хоть увидит. И то верно, согласилась Иляна.  Осмотрелась Аурика, нашла подмастерье своего, да и подошла к нему. Приходи, говорит, ночью к нам на праздник. А он смягчился вроде и кивает в ответ, хорошо, приду. Светлее стало на сердце у Аурички, может, и выгорит чего.
Вернулись они с матерью в Кодры, разыскали отца в корчме, да в странной компании отец сидел - с бедовой войтовной беседу вел, а как только баб своих заметил, так сразу  из корчмы им навстречу и вышел, а войтовна мимо прошла. Иляна на такое дело нахмурилась, давай у мужа выпытывать, что он с девкой затеял, а тот мнется, говорит, не могу сказать. Вздохнула она, говорит, ладно, верю тебе, скажи только, руку на сердце положа, доброе дело задумал или лихое? Положил он руку на сердце, доброе, жена. На том и успокоилось. Позже, правда, Аурика Бьянку в лесу встретила да спросила, какие дела та с ее отцом ведет, но девка гордая не ответила, сказала, что только их это дело.
А через некоторое время пожар в селе случился. Как раз гроза собиралась, гром погромыхивал и молнии редкие били. И вот дом, который уж 10 лет как заброшенный стоит, загорелся. Нехороший то дом был, жил в нем раньше лирник, который с чортом знался, потом, правда, ушел куда-то, но временами казалось, будто в доме то свет горит и ходит кто-то, то будто ребенок плачет. Лихие парни да девки дурные, коих в деревне аж несколько водилось, любили туда на спор по ночам лазить, храбрость свою доказывали. И дом этот нынче утром Пан-таракан купил, шептался еще народ, зачем бы ему это надо было, явно чортово к чорту тянется.  И тут загорелся. А  как загорелся, люди чуть не от облегчения вздохнули, туда ему и дорога, говорили. А Михал-виноградарь украдкой сказал, что, возможно, это войтовна его подпалила, и разговор их именно об этом деле был. И все бы ладно, но огонь на церковь вдруг перекинулся. Тут уж вся деревня поднялась, никому не хотелось, чтоб как в Шипражье церковь сгорела. Благо, вода была на Купалу заготовлена, в бочках и ведрах стояла. Как поднесли все это к церкви, да как стали на стены и крышу плескать. Иляна пуще всех поливала людей, из церкви выбегавших или наоборот, туда бежавших, то за иконами, то еще за чем. Так с головы до ног и окатывала. Всем миром потушили пожар, у всех аж благость на лицах разлилась, радостно чувствовать, что с соседями плечом к плечу живешь. И только батюшка Марко невысокий да неширокий, а маленький скорее в светлой сутане своей стоял на пороге почерневшей огромной церкви, с крыш на батюшку лилась вода, да и с сутаны наплывала лужа - так его Иляна окатила, когда он тоже в церковь сунулся.
Успокоилось к вечеру все, народ по домам разошелся, отовсюду потянулись запахи готовящейся еды. В церкви Марко служил над младшим поповичем, а Варька, стоя за порогом, тихонько молилась. Аурика подошла было к ним, чтобы узнать, что с Андрием случилось, да к ней вдруг из ниоткуда будто цыганка подошла. Одежды синие, лицо темное, глаза как уголья горят. Подошла она к девке и говорит: "Никак Ауричка это, дочка виноградарева."
А ты почем меня знаешь, девка спрашивает.
Да по глазам вижу. Хочешь погадаю тебе о том, что на сердце лежит? - и отводит девушку в сторонку от церкви.
Аурика ей руки протягивает, а цыганка по ладоням уж линии пальцем чертит, вижу, говорит, любовь большую у тебя, вижу жизнь счастливую, дом - полную чашу, кабы не беда одна. И замялась.
Девушка аж дышать перестала от волнения. Какая беда? - спрашивает.
Вижу, что милый твой выгорает совсем, плохо ему и времени мало, очень мало.
Закусила губу Аурика, что же делать, думает. Никак мельник его мучает, да и убить может, пропадали же с мельницы парни. Но сколько веры цыганам может быть? не больше чем жидам ведь! И тут лирница, мимо проходившая, песню про кукушонка затянула, затянула как сетями девкино сердце, заныло в груди, и правда беда бедовая.
А хоть до Купалы-то время есть? - спрашивает.
Покачала цыганка головой. Плохое гаданье я затеяла, говорит, не надо было мне, прости, девка, я с тебя и денег за такое не попрошу. Думай сама, если пойдешь к  нему - страшно будет, ой страшно.
Да какое там "страшно", Аурика думает, не успеть страшно, а чем она помочь-то сможет?
Так хоть советом помоги! - говорит цыганке. - Знаешь, как человека спасти, который под колдуном ходит?
У стариков ваших поспрошай или у батюшки деревенского, ответила цыганка и, не поднимая головы, в сторону леса пошла. Смотрит Аурика, батюшка Марко у церкви сидит, плечи опущены, видно, горе у человека, но подошла, спросила, как парня выручить. Батюшка просто сказал - раскается пусть да от колдуна прилюдно отречется. И больше ничего. Ничего так ничего, забежала девка в дом к своим, говорит, уйти мне надо, не серчайте. Так сказала, что родители слова поперек не ответили, только отец быстро встал да топор подхватил. Негоже дочь одну по ночному лесу пускать, когда через день людей убивают. Поспешили они в Шипражье до мельницы, пришли, а мельник им сходу - нет парня, уехал, сказал, девушка у него в другой деревне, а я ему не препятствовал, видел, как вы на празднике миловались. Михал дочери шепнул, мол, могу в сторону отойти, может, ты одна от него больше узнаешь, и ушел за деревья. А девка давай сходу: - все говорят, что ты колдун, куда ты его девал?
А мельник продолжает гнуть свое - про колдовство брешут, а парень уехал. И гладко так он это говорит, что и подцепиться не к чему. Слово за слово, рассказал, что солдатом был раньше, местного мельника от разорения спас, у того мука была горькая, молоть, видно, не умел, солдат мельницу выкупил, а мельник тот по миру пошел, святым человеком стал. Припомнила Аурика одного такого нищего, что по дорогам окрестным ходит, Гойко его зовут, да вот только про историю его ничего толком не известно. Но где это видано, чтобы солдат лучше мельника муку молол? Стала девка выспрашивать у мельника опять о подмастерьях его, имена спрашивала, разыскать других хотела - может Михал с другими поделился, куда уехал. А если не уехал, а по мельниковой милости сгинул, то, может, знают чего. А мельник как ни в чем не бывало отвечал, что по именам он их не запоминает - да и зачем бы, если сегодня один, завтра другой, а где бывают - он не знает, не его это дело, может, в корчме гуляют, а может, девок тискают.  Поняла Аурика, что тут ничего больше не добьется, попрощалась с мельником и к отцу пошла. Ясно было, что мельник лжет, но как раскрыть его - один только чорт, может, и знает. Страшно ей стало, что Михала колдун уже погубить мог, а ну как нет? А вдруг он его держит в месте тайном? А вдруг еще помочь-то можно? А коли нет, так хоть выжечь колдуна с земли этой, чтобы людям вредить перестал. Рассказала она обо всем этом разговоре отцу, тот решил мужиков подсобрать да мельника силой припугнуть. А мужиков где лучше искать? У корчмы шумной. Вот пришли они к корчме, говорят, люди добрые, что же это у вас делается, мельник ваш парней губит, людям вредит, сами же говорите, что черти ему жернова крутят, а вы что ж молчите да терпите? А сельчане мнутся, говорят, привыкли, мол,  чего его трогать-то лишний раз. Пока мужики языками трепали, решила Аурика еще раз на мельницу наведаться. Прибежала к мельнику, говорит, может, ты хочешь от меня чего, может, испытание дашь какое, не верю же я тебе, знаешь, что не верю, куда парня дел, что за него хочешь? А мельник чуть не смеется в ответ - вот заладила, чего я хочу..может, мельницу новую со временем отстроить хочу, ну так не с тебя же мне ее спрашивать, а парень уехал, говорю тебе еще раз.  Зло разобрало девку, ну хоть словечко, хоть зацепочку бы оставили, ан нет.. на нет и суда нет. Прибежали тут Иляна с Михалом, мать девку обняла, причитая, перепугалась, видно, сильно, а отец ух грозен был, но девку отчитывать не стали, сразу на мельника набросились. Иляна глянула на его руки, говорит - черный же ты человек, колдун, но вижу, не все человеческое в тебе пропало, перестань душегубствовать, отпусти парня, если держишь. А мельник им опять свое - не знаю, не видел, собаки лают да ветер носит.
Пойдем отсюда, - Михал говорит, - ничего мы не добьемся. Аурика как перед колдуном сидела на скамеечке, так где-то там себя и оставила, подняла ее мать, повела под белы руки прочь от мельницы, а девка сама не своя, тихая, идет запинается, ком в горле стоит да слезы душат. Отошли они чуть поодаль, вдруг видят - тень черная большая к мельнице метнулась. Михал баб за дерево спрятал, а сам поближе подобрался, чтобы рассмотреть получше, но и так видели все трое, как к мельнице бежал вовкулак, а от мельницы парень вышел, и Ауричка бы руку отдала на спор, что это старший подмастерье. Потянула она отца за рукав, говорит, туда пошел парень, в Шипражье, а Михал будто и не видел - его уже шум из другой части леса привлек. Пошли туда, где голоса шумели, оказалось, вовкулак Мирчу покусал, и солевары все кругом стоят, парня мужики подняли, к церкви местной понесли. А Аурика от них отбилась да побежала по деревне старшего подмастерья искать. Во все дворы заглядывала, у людей выспрашивала, пока в доме могильщиков и свах через окошко не углядела, как он за обе щеки уплетает. Постучала девка в дом, вызвала парня на разговор. Спрашивает - ты старший подмастерье? Я. Спрашивает - знаешь, куда Михал делся? Нет, - но замялся парень, потом шепотом говорит, - темные дела на мельнице творятся. Да уж вестимо темные, - девка отвечает, - у вас же там люди пропадают раз в год. То Лойко, то Михал вот.
Усмехнулся мрачно подмастерье, - кто же следующий, интересно, будет? Да уж, может, и ты, мельник даже ваших имен не помнит, не бережет вас совсем, колдун же он и вас учит, это же ты там у мельницы сейчас перекидывался? Глянул тут парень на нее так, что сердце удар пропустило, провел рукой у нее перед глазами, и пропала память о волколаке, шкуру у мельницы сбросившем, будто и не было его, будто и подмастерье этот только и говорил о том, как тяжело им на мельнице жернова крутить, а колдовства никакого и нет. Попрощалась девка с ним и как в тумане своих пошла искать.
Отругали ее родители за то, что одна без присмотру шляется, к дому повели. Не собрался шипражский народ на ночь глядя на мельника идти, а вот кодрские наоборот. Первым вызвался попович старший Иннокентий, потом пастухи подошли, в общем, набралось добрых людей, колдовства не терпящих, и впереди прочих - отец Марко. В Шипражье присоединился к походу священник местный, отец Николай, ибо негоже на своей земле колдуна не побить. И пришли они толпой в ночи купальской к мельнице, стали мельника в колдовстве уличать, людей, им загубленных, перечислять, мельник сначала смеялся в ответ, мол, исповедовался он намедни самому отцу Николаю, но потом и ему не до шуток стало. Попросились люди внутрь войти, обыскать мельницу. А он на пороге встал, грудью широкой проход закрыл, говорит, только попов пущу, а вас, холопов, никогда. Возмутились люди, мол, ты где тут холопов увидел, гад разнесчастный, перед тобой главы домов стоят, а он давай опять зубоскалить. Сказал тогда Марко, что пусть мельник прилюдно от чорта отречется и от силы своей да внутрь людей честных пустит. Со смехом отказался он от раскаяния, и тут Димитриу, что ближе всех к нему стоял, замахнулся граблями, да и ударил мельника в живот. Не стерпел такого колдун поганый, повел рукой да как закричит - Морок на вас, вы мыши трусливые, а я котище огромный, сожру вас в два счета. Повалились тут люди на четвереньки и как звери с писком визгом от мельника попятились, а тот с рыком кинулся на ближайшего. Всех мышей аж в поле от страха смело, а Аурика так ненавидела его в ту минуту, так жгла ей сердце гибель Михала, что сама не своя она была, и мышью забилась среди деревьев у проклятой мельницы, только слезы глотала.
Спал морок через некоторое время, встали люди, запалили факелы и снова к мельнице пришли. Мельник смеется уже, будто ничего ему не было, говорит, - мало вам что ли? Так будьте червями теперь и землю жрите! И снова повалились люди наземь. А когда спало наваждение, то желания с мельником связываться у них поубавилось. Не с этого боку к нему подходить надо. Нашлись умники, что желали в темноте залечь, подождать, пока на мельнице все стихнет, да и подпалить ее, но до дела не дошло. Возвратились в шипражскую церковь, смотрят, а там старший подмастерье в уголке сидит, узнала его Аурика, родителям шепнула. Вывели парня на середину церкви да заставили исповедаться и в грехах покаяться, от мельниковой силы отказаться. Сделал он, как велели, да, видно, самого уж припекло, готов он был к такому повороту, сделал - и умер. По крайней мере так потом лирники рассказывали.
Вернулись кодровчане домой, всех усталость одолела страшная, сил осталось только на то, чтобы тихонько у костра солеварова посидеть. Мирча, сын солеваров, на всю ночь в церковь ушел, боялся среди родных в волколака оборотиться. На огонек лирники зашли, песни пели. Но не было Купалы в Кодрах, никто через костры не прыгал, песен купальских не пел, венков не плел, да и украшенное деревце-гильце стояло позабытым у дома виноградарей. Аурика всю ночь проплакала и думать теперь ни о чем не могла, кроме как о Михале. Может, и не сдался бы он ей, коли не эта история, а теперь она же ни на кого другого и смотреть не сможет.
Tags: lyrics, Песни западных славян, ролевые игры, сказка
Subscribe

  • Другие ролевые игры

    А вот давно хочу спросить. Скорее всего родителей-ролевиков, но, может, кто ещё подскажет чего умного и хорошего. Как у вас с ролевыми играми?…

  • Толчки

    По следам отчета kliaksa_k. Блин. Мы лохи) у нас тут буквально в соседнем доме через дорогу в канун Хеллоуина проходил толчкон!…

  • Дереликт

    Оригинал взят у wed_ma в Дереликт Оригинал взят у haritonoff в Дереликт Фотографии Кая Фагерстрёма. Авторский сайт…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments